Меню
12+

Газета «Северная звезда»

24.10.2018 15:54 Среда
Категории (2):
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Судьба человека

Автор: Лариса ШИТОЕВА

Супруги Вейнбендеры. 1980 г.

77 лет назад для российских немцев завершилась целая эпоха — их республика на Волге, «Автономная Социалистическая Советская республика немцев Поволжья», была упразднена на основании декрета Сталина. Деревни и населенные пункты, в которых проживали 600 000 человек, были разрушены, собственность жителей подлежала конфискации, и они были депортированы в разные части России, в первую очередь в сибирские степи, где вынуждены были заниматься принудительным трудом.

Такова была и судьба предков Александра Фридриховича Вейнбендера.

Александр родился 19 мая 1938 года в селе Миллер, Добринского района, Энгельской области. В семье подрастала сестренка двух лет отроду, а в 1940 году родился еще брат.

– Из рассказов своих родителей, – вспоминает Александр Фридрихович, – знаю, что село было очень красивым, на берегу Волги. Мой отец Фридрих Фридрихович работал председателем сельсовета. При рождении сам выписывал нам свидетельство о рождении. Мама Эмилия Александровна работала в поле, бралась за любой труд, какой бы не выпадал на ее долю. У нас был красивый большой дом, своё хозяйство. С нами жили дедушка и бабушка. Из далекого детства, мне запомнился вкус арбузов – какое это было блаженство для нас, маленьких детей. Всё было хорошо, пока не грянула война. Сестренке тогда было пять лет, мне – три года, братишке – годик. Что тогда творилось? В чём мы были виноваты? До сих пор задаю себе эти вопросы и не нахожу ответа. Нашего деда сразу куда-то отправили, а вскоре и нас ждала та же участь. Хотя мне было три года, я до сих пор помню лай собак, гудок парохода, как нас туда сажали, плач, крики… На сборы времени не было, как рассказывала мама, мы покидали свою насиженную родину и думали, что возврата туда не будет. Как потом узнали, наш дом разобрали по бревнышкам – строили укрепления, блиндажи. Такова была участь и других домов.

Дом Вейнбендеров в республике Поволжья.

Ну, а мы ехали в какую-то неизвестную даль, – продолжает свой рассказ Александр Фридрихович, – где нас ждали новые испытания. Привезли нас в Тюменскую область, Аромашевский район. И какая была радость, когда там встретили деда. Благодаря ему, нас определили на постой. Родители стали работать в колхозе. Жили, как могли. Вскоре отца и многих других мужчин забрали, а мы остались. Известий от отца долго не было, и мы не знали где он, что с ним. Как потом выяснилось, отправили его и других сельчан в Ивдельлаг. С опозданием здесь, в Аромашево, я пошел в первый класс. Конечно, Победа была для нас огромной радостью. А еще мы были рады, когда к нам ненадолго приехал отец. Это был 1947 год. И лишь в 1948 году мы переехали к нему в Ивдель. Хорошо помню пересадку в Свердловске, когда ехали из Тюмени. Это было в мой день рождения, 19 мая 1948 года. Мама нам купила по пирожку. Этот вкус пирожка до сих пор со мной.

Здесь, в Ивделе, мы жили на 8-ом поселке, рядом со станцией Ивдель-1. Отец работал в охране, а мама – в общежитии Депо. Здесь я пошёл в школу, а продолжил учёбу в школе № 5. В 1949 году в нашей семье случилось прибавление, родился брат, в 1952 году – сестра. Они живут тоже здесь.

Проучился я до 7-го класса. С друзьями решили сами зарабатывать, пошли учениками к водителям. Если помните, были такие машины — газгены, работающие на дровах. Вот мы, а это я, Горбачев, Арефьев, Синявин, и начинали свой водительский стаж на них. Затем отучились, получили права. Работал на лесовывозке. Сейчас, конечно, жаль, что не продолжил учёбу, но что об этом теперь думать. В 1957 году пришла пора отдавать долг Родине, три года служил на Дальнем Востоке.

В 1964 году уехал в Узбекистан – тёплый, красивый край, ведь тогда в Советском Союзе можно было жить, работать, где угодно. Там жил мой дядя. Я устроился на работу в автобазу, появились новые друзья. В городе Алмалык я встретил свою первую и единственную любовь. Моя Нина работала в автобазе мастером смены. Искорка любви между нами пробежала сразу, как только увидели друг друга. В 1970 году мы поженились, моим родителям невестка приглянулась, приняли её хорошо. В Алмалыке мы жили счастливо и не думали никуда уезжать, но распад СССР внёс свои коррективы в нашу жизнь и не только в нашу…

Тяжело это время вспоминать. Разве я думал, что по истечении 53-х лет нам придётся покидать обжитое место, как когда-то моим родителям. В Ивдель мы вернулись в 1994 году. Я устроился в Газпром водителем, а жена – в артель старателей «Приполярье». Мой трудовой стаж составляет 46 лет, моё увлечение – машины. Мы с женой имеем небольшой огородик, выращиваем овощи, ягоды, так что на питание нам хватает. С супругой мы прожили уже 48 лет. Нас не забывают племянники, особенно мы благодарны Алексею – это наш ангел-хранитель. Низкий ему поклон от нас.

Вот так Александр Фридрихович Вейнбендер прожил на этой земле 80 лет. На жизнь, как он говорит, не сетует и обиды не держит. Считает, что происходящее в годы репрессий – это очень плохо, и такое никогда не должно повториться.

– Мои родители, — говорит А. Ф. Вейнбендер, — прожили пусть и нелёгкую жизнь, но по-своему были счастливы. Отца не стало в 80 лет, а мама прожила 97 лет.

– Спасибо, Александр Фридрихович, за беседу. Пусть в Вашей жизни с Ниной Яковлевной будут только счастливые дни. Желаю вам здоровья, благополучия на долгие годы! А Вас, Александр Фридрихович, поздравляю с наступающим Днём работника автомобильного транспорта, ведь этому делу Вы посвятили всю свою жизнь.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20