Меню
12+

Газета «Северная звезда»

31.10.2018 13:45 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Кадровый вопрос стоит остро

Автор: Наталья СОКОЛОВА

Ю. В. Киричук.

Ивдельская ЦРБ. Очереди в поликлинике, отсутствие на приеме врачей-специалистов, нечеловечески загруженные доктора, взвинченные пациенты. А еще маршрутизация, сдача анализов в других городах, труднодоступные областные специалисты и деньги, деньги…

Картина, которую можно наблюдать во всех больницах небольших городов. И все же Ивдель крайне невыгодно отличается тем, что у нас очень мало врачей даже по сравнению с другими малыми городами. В ивдельском здравоохранении много негатива, что опосредованно влияет на отток народонаселения.

Эта картина нарисована с точки зрения рядового ивдельчанина-пациента. А что думают по этому поводу те, кто непосредственно отвечает за положение дел в нашей медицине? Сегодняшняя встреча корреспондента газеты с заместителем главного врача по медицинской части Юлией Викторовной Киричук.

Юлия Викторовна Киричук родилась в Екатеринбурге. Окончила Саратовский медицинский университет. Начинала врачебную деятельность в 11-ой городской детской больнице города Екатеринбурга. В Ивдель приехала в марте 2002 года. Работала участковым педиатром, затем заведовала детской поликлиникой. Работала райпедиатром. В ноябре 2014 года вступила в должность заместителя главного врача по лечебной части. Замужем, имеет двоих сыновей.

– Юлия Викторовна, на Вас лежит огромная ответственность – руководство всем лечебно-диагностическим процессом в больнице. Что конкретно входит в круг Ваших обязанностей?  Как Вы для себя расставляете приоритеты?

– Главной своей задачей как руководителя считаю повышение качества медицинских услуг. Чем приходится заниматься? Решать кадровые вопросы, вопросы обеспечения медикаментами, я являюсь председателем закупочной комиссии, экспертная работа  и еще многое-многое другое.

Планирование работы, конечно же, необходимо, но порой бывает это трудно сделать, работа идет «с колес». Рабочий день у меня ненормированный. В сложных случаях поступают звонки и ночью со скорой помощи, приемного покоя.  То, на что расходуется немалая часть моего рабочего времени – это составление приказов, распоряжений, отчетов.

Самая главная сложность для меня на сегодняшний день – это совмещение обязанностей заместителя главного врача и педиатра в стационаре. С тех пор, как уволился врач-педиатр Петерс С.С., мой рабочий график сделался настолько плотным, что порою кажется – все это сделать невозможно. Приходишь из детского отделения, все мысли еще о больных детях. А уже надо переключаться на бумажную или хозяйственную деятельность. Как это психологически совместить?

– Наш разговор сам по себе перешел на проблему проблем Ивдельской ЦРБ – нехватку врачебных кадров. Ваше видение этой ситуации?

– Сотрудников, имеющих квалификацию врача, в нашей больнице 10 человек. Плюс два врача-руководителя. Это крайне мало.

Никогда еще проблема кадров в Ивдельской ЦРБ не стояла так остро, как сейчас. Кадровый вопрос помогает решать администрация городского округа в лице главы П. М. Соколюка. Приехавшие специалисты могут рассчитывать на жилье, подъемные. Ивдель включен в областную программу малых городов. По этой программе врач приезжает в малый город и получает миллион рублей. Все это заманчиво. Все это могло бы стать подспорьем молодой семье, да и не молодой тоже. Но… не едут.

– Как Вы думаете, почему?

– Причин, скорее всего, много. Я назову только те из них, о которых узнала из собственного опыта.

Я планировала поехать в Ивдель, подзаработать денег и продолжить учебу в ординатуре. Главный врач  Перескоков В. Ф. из Ивделя, узнав о моем намерении, стал звонить мне каждый день, и мне, и моей маме: «Когда приедете?».

И вот я в Ивделе. Что я увидела? Ситуация с кадрами катастрофическая. Нагрузки на врача несоизмеримы ни с чем. Нет времени отдохнуть, куда-то пойти, заняться любимым делом. Только работа, работа и работа. Психологический тупик, грозящий срывом. Не с кем посоветоваться, не у кого поучиться, находишься в полной самоизоляции.

И еще такой момент. Наша больница – больница первого уровня. Один шаблон обследования, один шаблон лечения. Нарушать этот порядок никто из нас не имеет права. Что-то выходящее за рамки шаблона — и  пациента забирают в больницу второго уровня, в Краснотурьинск. И пусть наши врачи знают, как лечить такого больного, уверены, что поставят его на ноги – все равно на второй уровень, в Краснотурьинск. Мы теряем квалификацию, мы не растем профессионально. Трехуровневая система маршрутизации больно бьет по врачам, работающим на первом уровне. Это причины того, что врачи неохотно идут работать в маленькие больницы. Есть минимальное  оборудование, нет высококвалифицированных наставников, некому тебя заменить и можно рассчитывать только на себя. Напрасно пациенты считают, что мы в Ивделе не лечим, а только в другие больницы отправляем. Это – государственная политика в области здравоохранения, и мы вынуждены ей подчиняться.

–  Как же руководство больницы выходит из кадрового  тупика на данный момент?

– Совместительство. У каждого из нас по нескольку сертификатов, каждый владеет несколькими смежными профессиями. Совмещение – это работа на износ и отсутствие досуга. То, о чем мы только сейчас говорили.

– Как по-вашему, почему специалисты-медики уходят работать в систему исполнения наказаний?

– Меньшая степень ответственности. Нет «капризных» больных. И как результат – утратаипрофессиональных навыков общения, навыков лечения. Но некоторые возвращаются в муниципальные больницы, правда, во многих случаях после того, как заработали военную пенсию.

– В поликлинике терапевтический прием ведут исключительно фельдшеры, такая же ситуация с детским, женским приемами. Население с недоверием относится к фельдшерам, занимающим врачебные должности, и для этого имеются основания. Хотелось бы увидеть на терапевтическом приеме хоть одного врача-терапевта. Это возможно?

– Поиски кадров идут постоянно. Нужны педиатры, акушеры-гинекологи, вести прием в поликлинике должен хотя бы один врач-терапевт. То же самое и в детской консультации – мама должна иметь возможность показать своего ребенка врачу, а не только фельдшеру. Наши фельдшеры работают хорошо, но врачебный и фельдшерский подход колоссально отличаются.

Будут ли вести прием врач-терапевт, врач-педиатр зависит от того, найдется такой специалист или нет. Самый перспективный путь в этом вопросе – не находиться в самоизоляции, заявляться на областном уровне, показывать себя, кричать о своей проблеме, участвовать в любого рода конференциях, ярмарках вакансий.

– К «букету» проблем Ивдельской ЦРБ добавилась еще одна – закрытие акушерского отделения. Можно ли надеяться на открытие?

– Как только найдется специалист, акушерское отделение будет открыто.

–  По сведениям, поступающим в редакцию газеты из департамента информационной политики, Свердловская область все еще остается в числе российских регионов с высоким показателем онкологической заболеваемости. Наш город наверняка не исключение в этом плане. Можем ли мы рассчитывать, что в нашей поликлинике когда-нибудь будет вести прием онколог?

– Во-первых,  кадровый вопрос, необходим  врач-онколог. А во-вторых, на нашем уровне мы должны проявлять онкологическую настороженность, выявлять пациентов с онкологией.  То есть даже если будет вести прием онколог, все равно пациенту придется ехать в Краснотурьинск, в больницу второго уровня для определения тактики лечения и дообследования.

Поскольку речь зашла об онкологии, хочется затронуть такой вопрос, как отношение человека к своему здоровью. Вот недавний случай. В приемном покое сидит больной, что называется, еле дышит. Спрашиваю: давно болеете? Отвечает: второй месяц. А почему же так поздно обратились? Картошку надо было выкопать. И тут же интересуется, сколько времени займет лечение. «Ну нет, такие сроки меня не устраивают. Вылечите меня поскорей». Из этого примера видно, что сам человек о своем здоровье заботиться отказывается. А вот от медиков требует сделать все возможное и невозможное.

В онкологии, как, может быть, ни в одной другой сфере, имеет значение раннее выявление заболевания, на поздних же стадиях возможное раньше превращается в невозможное. То ли сказывается менталитет русского человека с его надеждой на авось, то ли привычка думать «само пройдет», то ли загруженность и отсутствие времени, но мы зачастую варварски, грабительски относимся к своему здоровью. Есть еще и психологический барьер: страх. Нужно научить людей избавляться от такого отсталого взгляда на проблему, нужно научить их любить себя и свой организм. И тогда причин обвинять во всем врачей будет гораздо меньше. Но это уже – вопросы профилактики.

– Старшее поколение помнит, как при больницах организовывались молочные кухни, где мамы малышей получали кефирчик, на этой же кухне приготовленный. Сейчас у нас в городе молочной кухни нет. А как вообще обстоят дела с детским питанием?

– Молочные кухни такого типа навсегда отошли в прошлое. Современные стандарты, предъявляемые к детскому питанию, не допускают такой самодеятельности, с детским питанием все очень строго и ответственность здесь большая. Производители предлагают два вида продукции: творожки и кефир. Распределяют их через сетевые продуктовые магазины. Например, в нашем случае речь шла о «Пятерочке». Но это оказывается невозможным из-за удаленности нашего города от производителя такой продукции. Срок годности детского кефира  весьма ограничен. За это время товар нужно отгрузить, до Ивделя довезти, разгрузить и реализовать. Понятно, что сроки реализации выдерживаться не будут, поэтому маленькие города остаются без такой услуги.

Но вот сухие детские смеси и каши мы выдаем через детскую консультацию. Получают их на больничной кухне. Бесплатным детским питанием обеспечиваются такие категории населения, как беременные, кормящие, дети до 8 месяцев, дети из семей с низкими доходами.

В этой связи с сожалением хочу отметить, что «авторитет» грудного вскармливания среди ивдельских матерей очень низок. А ведь грудное молоко – уникальный продукт, аналогов не имеющий. Правда, среди уже имеющих опыт материнства женщин, рожающих, например, третьего ребенка, процент выбора между искусственным и грудным вскармливанием в пользу грудного начинает расти. Заявление «Я не хочу кормить грудью» чаще слышим от молодых матерей, но порой достучаться до их материнского инстинкта бывает очень сложно.

– Мы заговорили о маленьких детях, и в этой связи мне хочется задать вопрос: ивдельские мамы знают Вас как прекрасного педиатра, знают о Вашей любви к своей профессии. Почему все-таки педиатрия? За что Вы ее любите и что считаете главным в работе с больными детьми?

– Ум, честь и совесть медицины – это педиатрия. Ребенок чист душой и телом. Чтобы лечить больного ребенка, который не умеет сказать, что и где у него болит, его надо чувствовать, вступать с ним в психологический контакт. А это возможно, только когда сам идешь к нему с чистою душой. Дети очень тонко чувствуют недоброжелательных, злых людей. Зато как загораются глазки у малыша, который начинает выздоравливать! Дети — самые благодарные пациенты. От них набираешься душевной энергетики такой чистой, как родниковая вода. Ответственность за жизнь ребенка неизмеримо выше, чем за жизнь любого другого пациента. Я уверена, что сделала правильный выбор, выбрав педиатрию.

– Спасибо, Юлия Викторовна, за откровенный разговор, который у нас состоялся. Думаю, нашим читателям тоже будет интересно посмотреть на проблемы нашего здравоохранения с другой стороны дверей больничного кабинета.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

162