Меню
12+

Газета «Северная звезда»

05.10.2020 15:11 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Старик Филин»

Автор: Илья ТРЕМБОВЕЦКИЙ

Слово «символ» происходит от греческого глагола «симвалло», что значит «соединять»,«совмещать». При заключении какого-нибудь договора или клятвы, брали, например, дощечку, монетку, ломали ее и забирали части себе. Эти неравные половинки служили своего рода паспортом или паролем – даже через много лет потомки их владельцев могли совместить кусочки и узнать друг друга, удостовериться, что именно их предки когда-то заключили союз. Экскурсовод Североуральского музея держит в руках фотографию с изображением фигурки филина.

– Первую часть этой фигурки нашли очень давно на нашей территории! – объясняет она. – Вторую – значительно позже. Вы не представляете, в каком восторге были археологи, когда обе части совпали! Слова экскурсовода заглушают несущиеся со сцены звуки варгана, ржание лошадей,крики лесных птиц. Слушатели подходят ближе. Слева от них – большой чум. Напротив – прислоненный к дереву истукан, повторяющий черты найденного филина. – Этой фигурке больше тысячи лет! – продолжает девушка. – По-видимому, в те времена он был покровителем нашей территории, поэтому мы выбрали такое название для мероприятия. Кто–то кивает. «Йипыг Ойка» или «Старик-Филин» – так назвали учредители первый на земле манси этнографический фестиваль в Североуральске. Будто одобряя слова экскурсовода, из-за облаков выглядывает жаркое солнце, освещает небольшой колодец и спиленный, короткий ствол молодой березы, положенный горизонтально на две деревянные опоры – весь в разноцветных ленточках – на счастье. Пестрят разноцветные палатки, мимо которых в традиционных северных нарядах расхаживают участники фестиваля. Кто-то из гостей, с полными карманами сувениров, спешит к мансийскому чаю – горячий напиток на травах раздает милая женщина возле столика, который ютится рядом с чумом. Гостей – море. На другом конце ярмарочной поляны, недалеко от входа на фестиваль, возле желто-синей палатки собирается народ. Поблескивают объективы видеокамер, щелкают фотоаппараты – они направлены на девочку в мансийском платье. Ее руки сноровисто бегают по скромному ткацкому станку, одна за другой ложатся пучки травы, крепкие нити связывают их надежно в циновку. Девочку зовут Таня Анямова и это – ее мастер-класс. Таня приехала вместе с детьми из интерната для манси, что в поселке Полуночное. Сотрудники Ивдельского историко-этнографического музея им. И. Е. Уварова привезли их с собой, и сейчас с гордостью смотрят, как девочка ловко управляется с ткацкой работой. Кто-то подходит, встает рядом и тоже начинает ткать. И так – раз за разом, человек за человеком создаётся циновка, которая впоследствии займёт своё место в Североуральском музее. Камеры поворачиваются к другому углу палатки, в их объективах отражается небольшой столик и девочка помладше. Это – Даша. Резец в ее руке выскабливает на берестяных небольших медальонах мансийские символы, Даша сосредоточенно объясняет собравшимся, как она это делает. Вокруг бегают ребята манси, приехавшие на фестиваль. В самой палатке – тоже не протолкнуться. – Конечно, можно, проходите! – говорит Татьяна Бибикова, сотрудник Ивдельского музея, хранитель предметов. Она обращается к небольшой группе людей, те стоят в очереди, чтобы сделать фото рядом с «Варварой» – манекеном женщины-мансийки, привезенным для экспозиции из Ивделя. На столах – раздолье для глаза: сувенирные медведи соседствуют со значками, демонстрирующими виды уральских красот, толкутся берестяные изделия, выполненные ивдельскими ремесленниками – Алексеем и Наталией Варовыми, старые мансийские чуманы и коробы норовят свалиться от то и дело поднимающегося ветра. Стены украшены предметами одежды, в углу, рядом с «Варварой», ютится традиционное одеяние манси – савик. Тем временем циновка увеличивается, скоро коснется земли. – Мы с Североуральском соседи! – Людмила Николаевна Зайкова весело улыбается. Репортер ближе подвигает микрофон. – Я молодой директор музея, но работаю давно, и дружба с североуральцами у нас давняя. Мы очень рады, что нам выпал случай поучаствовать в этом празднике. Ажиотаж вокруг ивдельской палатки спадает, хоть и не до конца – все еще много желающих сфотографироваться с «Варварой», много тех, кто хочет выскабливать мансийские символы и плести циновку. Журналисты спешат к сцене, там начинается волшебство. Давно замечено, что музыка – особый язык, на котором можно говорить с любым человеком, какого бы рода он ни был, из какой бы эпохи не происходил. И в этом смысле особый колорит и особую значимость приобретает в наше время музыка этническая. Аутентичная. Но одно дело – слушать ее в четырех стенах современной квартиры, другое – среди обширного поля с кедрами по краям, под кучевыми облаками, между палатками – чудными и не очень, вживую. На сцене – Олена Уутай, признанный мастер горлового пения и игры на варгане. Олена – голос самой природы. Древняя музыка течет над головами пришедших на праздник, воскрешает давно забытое прошлое: всадников на конях, боевые кличи воинов, мирную жизнь под небом за каменным поясом. В ее монотонное звучание неожиданно врывается топот копыт, крик птицы, и мелодия льется дальше, словно и не заметила этого неожиданного вмешательства. Все эти звуки Олена производит голосом, и невозможно не поразиться мастерству и правдоподобности ее исполнения. Но вот на сцену выходят участники эстафеты, которая все это время шла на территории фестиваля. Новый повод ивдельчанам для гордости – первое место в «Мансийских олимпийских играх» занимает семья из поселка Полуночное. Время – уже пятый час дня. Солнце все еще припекает, в те недолгие моменты, когда выглядывает из-за облаков. Но делает оно это все реже и реже, все чаще в толпе мелькают курточки. «Обрядовая поляна» – так написано на красивом под старину указателе. Его стрела направлена к небольшому кострищу. Аккуратно сложенные дрова обступает народ, все ждут Олену, которая начнет обряд «Кормление огня». Олена вздевает руки к небу и начинает петь. Проходя вокруг горящего костра, она льет в него молоко. Народ, взяв друг друга под локти, раскачиваясь, идет вокруг огня. Может быть, точно так же на этой земле много лет назад предки нынешних манси вели свой хоровод, прославляя огонь и солнце. Может быть, фигурка филина, разделенная на две части – символ союза нашей эпохи и прошлых веков. Может быть, это просьба помнить... Палатки исчезают, машины выезжают на дорогу, волшебство заканчивается. Кострище тоскливо смотрит в раз похмуревшее небо – уральская осень обрушивает вечера внезапно, расползаясь холодом по жухлой листве. Проезжает автобус, сквозь окна которого дети манси смотрят на опустевшее поле. Сотрудники Ивдельского музея возвращаются в город, домой, увозя с собой массу впечатлений, эмоций и желание вернуться. Прощай, «Йипыг Ойка»! До свидания, «Старик Филин»!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

19