Меню
12+

Интернет-газета «Северная звезда»

11.04.2021 15:31 Воскресенье
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от 07.04.2021 г.

«На судьбу не роптали и продолжали жить»

Семья Вебер: (нижний ряд) Александр Мартынович, Мина Готлибовна; (верхний ряд) Александр, Элла и Роберт

В «Северной звезде» в № 5 от 11 февраля 2021 года была опубликована статья Натальи Соколовой «Повороты судьбы» о репрессированных — большой семье Миллер, которая всколыхнула мою память. И мою семью в далеких северных поселках Бурмантово-Хорпия свела судьба с семьями Вебер и Моор, которые не по своей воле попали в наши суровые края и с которыми мы породнились.

В поисках лучшей доли

В 1762 г. Екатериной II был издан манифест «О позволении иностранцам селиться в России и свободном возвращении русских людей, бежавших за границу», а в 1763 г. второй — «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их правах и льготах». Манифесты были переведены на разные языки и распространены. Эти документы позволили иностранцам въезжать в империю, получая льготы и привилегии. Самая большая волна колонистов прибыла из Германии. Приезжающие временно освобождались от налоговых повинностей. Был создан специальный реестр, в который вошли земли, получившие статус свободных для поселения. Если немцы селились в Поволжье, то они могли не платить налоги 30 лет. Кроме того, колонисты получали ссуду без процентов на десятилетний срок. Деньги можно было тратить на строительство собственных новых домов, покупку скота, продовольствия, необходимого до первого урожая, инвентаря для работы в сельском хозяйстве и т. д. Колонии заметно отличались от соседних обычных русских поселений. В них было установлено внутреннее самоуправление. Государственные чиновники не могли вмешиваться в жизнь приехавших колонистов.

Воспользовалась высочайшим позволением императрицы и семья Каспора и Анны-Марии Вебер с детьми Иоганном — 5 лет, Юлианной — 18 лет, Анной — 23 лет, Анной-Марией — 11 лет, Анной-Елизабет — 8 лет из города Оберземин. С ними в дорогу собрались и другие семьи — Моор, Пайль, Сесслер, Нидерквиль.

Неблизкий путь колонистов лежал во власти офицеров до Ораниенбаума (пригород Санкт-Петербурга, где они присягнули на верность русской короне), а затем до Саратова. В пути они испытали и голод, и холод, и потерю близких. В пути умер муж Каспор Вебер и жена осталась одна с детьми. Было тяжело, но она все стойко переносила, ей помогали все близкие и родственники. Обустраивались, строили дома, разрабатывали пашни. В общем, жизнь налаживалась. Поселение в Поволжье расцвело и давало большой экономический эффект для России. 9 октября 1918 года декретом СНК РСФСР из части территорий Саратовской и Самарской губерний была образована первая в РСФСР автономная область — Автономная область немцев Поволжья (использовалось также название трудовая коммуна немцев Поволжья).

Семья Александра Вебера

Время летело быстро, поколения сменяли поколения. И вот уже потомок немецких колонистов Каспора и Анны-Марии ВеберАлександр Мартынович Вебер, 1902 г. р., продолжает дело своих родных. Александр женится на Мине Сесслер (1903 г. р.). Был небольшой вечер, от немецких традиций пришлось отойти, расписались в сельсовете.

Александр был писарем, исполнял должность секретаря сельсовета. А с 1923 года стал бухгалтером совета села Шульц. Мина — его жена, не работала, хватало забот и хлопот по дому и по воспитанию детей. Их в семье Александра Вебера родилось пятеро — Саша, 1923 г., дочь Элла, 1925 г., Роберт, 1928 г., Эрих, 1929 г. Еще один сын умер в младенчестве от кори.

Куда только не забрасывала судьба семью Вебер, не успевали обживаться на новом месте, как Александра Мартыновича, честного и добропорядочного работника, переводили в другие поселки. Он был «ас» в своем бухгалтерском деле.

Дети росли, учились, помогали родителям. В семье приветствовалась не только немецкая речь, но и русская, дети говорили одинаково хорошо на обоих языках.

В 1938 году Вебера переводят в село Гуссенбех, где он работает главным бухгалтером в сберкассе.

Семья Вебер была удивительно музыкальной. По вечерам, когда выпадали минуты отдыха, все собирались в кругу семьи и пели песни, немецкие, русские. А. М. Вебер играл на гуслях, его жена Мина — на гитаре, Роберт и Эрих — на баяне и аккордеоне. Они были самоучки, музыкальные гены передавались из поколения в поколение.

Депортация

Кажется в семье все стало хорошо, мир, спокойствие, лад, и вдруг все это благополучие обрывается в один миг — война.

После издания Указа Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 года была ликвидирована Автономная Республика немцев Поволжья и произведена тотальная депортация немцев из АССР. Для этой цели заранее на территорию АССР НП были введены войска НКВД. Немцам было отдано распоряжение в течение 24 часов подготовиться к переселению и с ограниченным количеством своего имущества прибыть в пункты сбора. Немецкие жители республики были вывезены в отдалённые районы Сибири, Урала, Казахстана и Средней Азии. Вся семья Вебер и жители села Гуссенбах 5 сентября 1941 года были насильно погружены в эшелон № 715 и депортированы в Сибирь.

По прибытию в город Свердловск, всю семью Вебер, как говорится, «раздробили» на три части. Мину и дочь Эллу 17 лет, отправляют в г. Златоуст Челябинской области на военный завод, где они работали не покладая рук на изготовлении мин. А. М. Вебер и старшего сына Александра отправляют другим поездом в город Ивдель. Двух сыновей, Роберта и Эриха, везут в другом составе в детский дом Тюменской области, не дав маме и папе даже обнять своих детей. Повсюду плач, крик... Вот так некогда дружная счастливая семья рассталась на долгие годы — до 1947-го.

Роберт Александрович Вебер с женой Галиной, тещей и детьми Таней и Лилей

Жизнь на Северном Урале

Сын Александр работал на лесоразработках, на трелевке древесины, валил лес. Из личного дела Александра Мартыновича Вебера было ясно, что он имеет большой опыт в бухгалтерском деле и это решило его дальнейшую судьбу. Трудармейца поставили на эту должность. Благодаря этому Александр Мартынович выжил и помог старшему сыну Александру устроиться на работу на биржу Першино, где было немного полегче. Конечно, отец семейства не находил себе покоя и очень переживал, как там жена, дочь, сыновья.

Роберт и Эрих находились в детском доме № 135 в селе Артамоново, где им приходилось работать в поле и одновременно учиться.

«В 1946 году мы закончили семилетку и какая была радость, когда к нам приехала старшая сестра Элла. Директор отпустил нас поехать с сестрой в Златоуст, повидать маму, потом погостить у отца. Жаль, что вновь пришлось возвращаться в интернат. Лишь в 1947 году нашей семье разрешили воссоединиться. Мы с братом учились в ремесленном училище, оба играли на музыкальных инструментах. У меня была еще тяга к рисованию...»

- это вкратце о чем писал Роберт Александрович Вебер в своих мемуарах.

Александра Мартыновича перевели на Вижай, где он написал ходатайство и ему в 1947 году разрешили перевести всю семью. Так все оказались рядом. Сын Александр к тому времени женился на репрессированной с Прибалтики немке Эле. Здесь у них родился первый ребенок, а после смерти Сталина, когда было разрешено уехать в г. Ростов-на Дону, у них родилось еще трое детей.

Эрих вернулся в г. Тобольск, закончил культпросветучилище, работал культмассовиком на теплоходе. У него двое детей.

Элла и Роберт остались на Урале, с Вижая переехали в Бурмантово, где продолжал трудиться бухгалтером их отец. Роберт женился на Галине Михайловне, которая работала фармацевтом. У них родились дочери — Лиля и Таня.

Здоровье дочери Эллы было подорвано тяжелой работой во время войны. В 1947 году на Вижае она встретилась с Генрихом Моор, создали семью, в 1948 г. у них родилась дочь Ирина, затем сын Анатолий, а уже в п. Бурмантово — дочь Эльвира.

Лариса ШИТОЕВА

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

33