Меню
12+

Газета «Северная звезда»

08.05.2021 14:30 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 05.05.2021 г.

Две Надежды Петровны

Н. П. Плюхина и Н. П. Плесовских

Всё меньше на земле нашей тех, кто о страшных днях Великой Отечественной войны знает не понаслышке, кто сквозь пули и чёрный дым, пядь за пядью, шёл через поля сражений к Победе, кто своим потом и непомерным трудом приближал победный май в тылу.
Но есть еще среди нас люди, которые оружия в руках не держали, но ужас войны помнят и о днях этих говорят с содроганием и ощутимой дрожью в голосе. Их называют дети войны.

Когда мы подходили к дому, где живёт Надежда Петровна Плесовских, она вместе со своей близкой подругой, тоже Надеждой Петровной, ожидала нас на скамеечке возле подъезда. Проходим в чистую, очень уютную квартиру. На окнах зеленеет рассада, из красного угла смотрит образ Богородицы.

Рассказ о себе Надежда Петровна начала так:

- Я родилась в семье потомственных крестьян в 1932 году. Моя родина деревня Дубровка Капайского сельсовета Рогнединского района. Деревня наша находилась в двух километрах от реки Десна (приток Днепра). У мамы с папой нас было пятеро, я — третья.

Летом 41-го какой-то мужчина приехал на лошади и известил население нашей деревни о начале войны. На фронт забрали всех. Остались только женщины, дети и два деда. А потом мы отправились рыть окопы. Вся деревня работала. Сложные работы велись при помощи лошадей, техники не было. Мне было всего девять лет, но я понимала, происходит что-то страшное, и так, как было раньше, уже не будет. Теперь будет всё по-другому.

И вот настал этот черный день. Деревню заняли немцы.

Как-то гнали скотину домой с пастбищ, и вдруг началась бомбёжка. Дети есть дети. Со страху кинулись в крапиву, больше некуда было. И притаились. Какая-то добрая женщина помогла нам добраться до окопа. И вдруг очень властный голос произнёс: «Выходите!». Над окопом в немецкой форме возвышалась фигура фашиста. Мы все, кто были в окопе, начали выбираться из него. Стоим, от страха всё внутри сжалось, думаем: «Ну, всё, сейчас расстреляют...». А нам бумагу зачитали, в которой было написано о том, что каждый, кто откажется работать на великую Германию, будет немедленно расстрелян. И объявили комендантский час.

В деревне появились полицаи. У населения начали отбирать всё: продукты питания, скотину, птицу, одежду. Заставляли выкапывать картошку. Ту, что покрупней, конечно, забирали себе, мелочь оставляли нам. Выживали за счет дикого лука, чеснока, щавеля. Но мы и этому были рады. Подростков гоняли на ток молотить пшеницу.

В мирное время в деревне было большое количество овец. У детей были дублёночки, валенки и зипуны из овечьей шерсти. Всё отняли проклятые полицаи!

А 4 октября 1942 года еще одно горе настигло нас — умерла мама от сыпного тифа. Перед смертью мама старшей сестре завещала: «Мариночка, если потащат на расстрел, возьми с собой всех ребятишек, чтоб не остались одни и не подверглись мучениям и издевательствам. Лучше уж пусть сразу...».

И вот пошли мы в соседнюю деревню рассказать родным о смерти мамы. Не дошли, забрали нас в комендатуру, заподозрили в нас партизан. Соседская женщина, которая видела всё это, рассказала деду. Уж не знаю как, а только дед сумел нас вызволить из комендатуры.

Похоронили маму. Тяжело было, могилу копали женщины. И остались мы одни, не захотела Марина дом оставлять на произвол судьбы и немцам. Отец на фронте. Как жили? Сама теперь удивляюсь. Полицаи отнимали всё!

Вскорости, начали отступать немцы. И настолько велика была их злоба, что, пока уходили, забирали с собой на телегах людей и за Десной расстреливали. Один из немцев, которому, видимо, не чужда была человечность (я думаю, он сам отцом был), предупредил одну женщину из нашей деревни, чтобы увела детей, ну, то есть нас, иначе расстреляют. Добрались мы до окопов, где прятались наши земляки и три дня никто не ел, не пил и даже в туалет не ходили. Никогда этого не забуду. На исходе третьего дня пришёл наш солдат, велел позвать всех детей. Марина спрашивает у него: «Дяденька, за что вы нас убивать будете?». А он ей в ответ: «Да что ты, что ты... Никто вас больше не тронет! В вашем доме организована перевалочная база, типа госпиталя. Там раненых лечить будут. Необходима ваша помощь». Вот так. А в октябре 1943 года деревню нашу совсем освободили. А потом отец вернулся, но дома недолго совсем побыл. Война-то продолжалась.

После войны папа лечился в госпитале города Чкалова (ныне Оренбург). Осталась пуля в груди у сердца. Так и жил с ней до конца дней своих.

Вернувшись домой, папа женился вторично. Женщина была хорошая и к нам относилась очень душевно. Жить мы стали неплохо. Папа пожарным был. Но мог и печником и плотником подработать. Но вдруг вернулся первый муж нашей мачехи, которого считали погибшим. И опять папа остался без жены. Через какое-то время папа женился снова, но эту жену он выгнал сам. Она, скрывая от отца, кормила свою родню, а мы порой оставались голодными.

В 1949 году я поступила в Чкаловскую железнодорожную фельдшерско-акушерскую школу. Училась хорошо, получала повышенную стипендию. Диплом защитила в 1953 году.

Вскорости создали семью с Александром Константиновичем Плесовских. Жили дружно...

С гордостью Надежда Петровна говорила о супруге как о почётном железнодорожнике. Вырастили двух дочерей: Татьяну и Ольгу.

Показала Надежда Петровна и свои награды — ветерана труда и труженицы тыла, а также знак Отличника народного просвещения.

А потом Надежда Петровна усадила нас за стол. За чашкой чая поведала о своей нелёгкой судьбе еще одна Надежда Петровна — Плюхина. Близкая подруга нашей первой героини.

- Очень было трудно. Голодно (плачет). Во время войны основным рационом были лук, клевер, ягоды. Много работали. Шили кисеты, набивали их табаком. Вязали носки, шарфы, варежки и на фронт отправляли. Они там всему рады были. Работала на лесозаготовках, потом дояркой. Чтобы коровушку подоить, целый обряд совершить надо было. Особенно следили за чистотой. Это было очень строго. Не приведи Господи, если коровушку перед дойкой в порядок не приведёшь! Довелось разгружать и вагоны со шпалами. Маленькая, худенькая, никогда я не чувствовала усталости. Приду со смены, вымоюсь, пообедаю и снова полна сил! Вот так, с 13 лет и работаю всю жизнь. Сорок шесть лет трудового стажа!

А дружат наши Надежды Петровны с тех пор, как в 1983 году был открыт железнодорожный детский сад который и по сей день работает в микрорайоне Ивдель-1.

9 мая народ будет праздновать День Победы над фашизмом. В преддверии этой великой даты желаем этим замечательным женщинам неисчерпаемого живительного оптимизма, здоровья и счастья! Особо хочется отметить то, что обе они свято верят в светлое будущее нашей Родины и неизмеримо гордятся ее славным прошлым.

Елена БЕЛЫХ.
Фото Анна МЕХРЯКОВА

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

8