Меню
12+

Газета «Северная звезда»

18.07.2021 13:50 Воскресенье
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 31 от 14.07.2021 г.

Когда началась война...

А. Е. Чернышов

(Продолжение. Начало в №№ 25, 27)

«Уже в 41-м наступил голод...»

Алексей Егорович и Валентина Васильевна Чернышовы прожили вместе долгую жизнь. У них, как и у всех супругов с большим семейным стажем, много общего, но не в каждой семье у мужа и жены как две капли воды похожее детство — детство деревенских ребятишек, заменивших на полях и фермах ушедших на фронт колхозников. На момент начала войны маленькому Алексею было 9 лет, Валентине — 4 года.

Алексей с родителями жил в деревне Красный Яр Нижнесергинского района. Начало войны и все последующие события помнит хорошо, выступает со своими воспоминаниями перед обучающимися городских школ («СЗ» № 23 от 2 июня 2021 г. «Ну вот, Леша, я — на фронт, а ты — на работу»).

Война для жителей Красного Яра началась так. От сельсовета прискакал нарочный на коне и сообщил, что на СССР напали фашисты. Никаких подробностей не узнали: нарочному нужно было объехать 18 лежащих в округе деревень, он тут же помчался дальше. А уже в августе Красный Яр огласился бабьим воем и плачем ребятишек. Красноярских мужчин забирали не по одному, а практически всех сразу.

9 лет — по военному времени взрослый, и начал Алексей ломить как взрослый мужчина — на ферме, на подвозке воды, в тракторной бригаде, на овощной базе. На обед — картофелина, что дают в школе, дома на столе — овсяная лепешка. Спасали корова и огород, да детей в семье было только двое, все полегче.

Хуже пришлось семье Валентины Васильевны, проживавшей также в одной из деревень Нижнесергинского района. В день ухода отца на фронт младшей дочери исполнилось 3 дня, кроме нее — еще трое. Разве было детство у маленькой Валентины? Одеться было не во что, есть нечего, а только немного подросла — на работу в колхоз, на заготовку сена. Заготавливали и для колхозной скотины, и для отправки на фронт.

Алексей Егорович вспоминал, что в колхозе стали пропадать мешки. Все оказалось очень просто: их потихоньку уносили женщины, чтобы шить из мешковины одежду себе и детям. Но больше всего донимал голод. Начался он уже в 1941-м, выходили из положения за счет молока и овощей, а вот хлеба давали очень мало, хлеба хотелось все время. Взрослые успокаивали: ничего, на следующий год получше будет, это ведь первый год войны. В 1942 стало еще хуже: пришла пора сдавать сельхозпродукцию государству — картофель, яйца, овечью шерсть. Одного картофеля нужно было сдать более 300 килограммов. Голодал в этом году весь Красный Яр. А с началом весны 42-го, в марте, в семью Чернышовых пришло большое горе: под городом Клином геройски погиб отец. Когда Алексей стал взрослым, была мечта поехать в этот самый Клин, под Москву, и поклониться мемориалу павшим, но мечта так и не осуществилась, в ее исполнение жизнь внесла свои коррективы.

А вот семья Валентины так и не узнала, что же случилось с их отцом. Похоронки не было, пришло извещение — пропал без вести. Поиски захоронения (если такое имело место) или хотя бы какого-то следа судьбы отца продолжались долгие годы, но так и не увенчались успехом.

...В самые трудные моменты военного лихолетья, изнемогая от голода и непосильной работы, колхозные ребятишки утешали себя: «Ничего, вот закончится война и придут домой папки». «Наши с женой папки все еще идут, да дойти не могут», — такими словами закончил нашу беседу Алексей Егорович Чернышов. Вот такая судьба у них, детей войны.

Наталья СОКОЛОВА.

«Проводил отца, попрощались мы и больше я его не видел никогда...»

А. М. Анисимков

На начало Великой Отечественной войны Афанасию Мефодьевичу Анисимкову шёл всего восьмой год. Так и не успев насладиться счастливыми моментами детства, мальчику пришлось уже в раннем возрасте познать тяжёлый труд и самостоятельность, ведь работа в поле — дело не лёгкое. Казалось бы, как в таком юном возрасте можно управлять огромной лошадью и вспахивать поля, но в те тяжёлые времена любая рабочая сила была очень важна.

«Нас, юношей, было не так много в колхозе, человек пять-шесть, может. По три человека на лошадь приходилось. Один управляет, а остальные два за плугом. Так и прошла наша молодость на полях. Помимо работы в колхозе, я ещё в школу ходил. Только вот очень много занятий пропускал. Осенью похожу, а зимой мороз, одежды тёплой нет. Как только холода пройдут, опять в школу. Так вот и учился до седьмого класса. Одно хорошо, что голод нас не мучал, питание было не плохое, со своего огорода, а раз в неделю получали хлеб по карточке. Конечно, еды было не так много на нас всех, но прожить можно было», - вспоминает Афанасий Мефодьевич. Жил в деревне Першино вместе с младшим братом и двумя сёстрами. Изба, по его рассказам, у них была небольшая и старенькая, однако все умещались.

Воспитанием ребят занимались родители, но второго сентября 1941 года отца мальчика - Мефодия Алексеевича забрали на фронт. «Проводил отца, попрощались мы и больше я его не видел никогда. Да и в какую часть его забрали нам тоже никто не сказал. В январе месяце только пришло печальное известие в одну строку — пропал без вести и... больше ничего. Что с ним случилось? Осталось для нас навсегда загадкой. Всей семьёй оплакивали мы отца. По сей день неизвестно, где он захоронен», — рассказывает с болью в сердце Афанасий Мефодьевич. Много воспоминаний осталось в его памяти о далёком военном времени, но порой некоторые из них даже невозможно рассказывать без слез. Тяжёлое военное детство оставило в сердце Афанасия Мефодьевича только грусть и печаль.

Анастасия ИВАНОВА Фото из домашнего архива
А. М. Анисимкова

Читательский отзыв

Об этом надо писать

С интересом читаю в газете материалы под рубрикой «Дети войны» и заголовком «Когда началась война...». Считаю ее очень важной и нужной. Мы читаем истории судеб не вымышленных литературных героев, а тех, кто живет рядом с нами, наших ивдельчан. Знать и помнить о том, что было, очень важно для молодежи, а для участников событий военных лет приход корреспондента газеты — дополнительный стимул к жизни. Горе, пережитое им, не забыто, о нем помнят, и это наполняет душу ветерана теплом.

Моя мама тоже могла бы быть отнесена к категории «Дети войны», в 1941 году ей было 14 лет. В семье есть своя история о том, как переживала мама военную пору. В 1943 году совсем еще молодых девчат, почти девочек, из поселка собрали в бригаду и отправили в лес на лесозаготовку. Бригадиром у них был вернувшийся с войны инвалидом бывший солдат. Все привезенные с собой продукты он разделил на маленькие порции и строго их экономил. Девчата возмущались, требовали увеличения пайка, ведь скоро должны подвезти вторую партию продуктов. А он говорил: «Посмотрим, посмотрим, ведь война». Продукты так и не привезли. Началась цинга. Бригадир буквально насильно заставлял девчонок пить отвар из сосновых иголок. Болезнь отступила. В 1945-м все девчата вернулись домой, не погиб никто. За это и мама, и вся наша семья благодарны тому солдату-бригадиру, имя которого не сохранила семейная история.

В. А. ЕСИПЕНКО,

член городского Совета ветеранов.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

14