Меню
12+

Газета «Северная звезда»

29.10.2020 10:26 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 29.10.2020 г.

Земля, ставшая родной

Автор: Наталья СОКОЛОВА

«Мы – дети репрессированных» — под таким заголовком «Северная звезда» начинает новый проект, посвященный памяти жертв политических репрессий.

Н. Я. Штриккер

Многих депортированных принимала в далекие годы ивдельская земля. Сначала это были раскулаченные крепкие крестьяне, потом – высланные по делу об убийстве Кирова. Были среди репрессированных и те, кто поплатился за свои религиозные убеждения, изгоняли с родных мест жителей Прибалтики, Западной Украины, а с началом Великой Отечественной войны пошли в Ивдель эшелоны с депортированными с оккупированных территорий советскими немцами, в основном, с Украины. В числе неблагонадежных оказались и те, кто попал в плен, партизанил, но все равно считался потенциальным врагом. Но самой многочисленной группой  репрессированных стали жители автономной Социалистической Советской Республики Немцев Поволжья. Это они вынесли на своих плечах все тяготы строительства железной дороги Ивдель-Полуночное, неизмерим их вклад в дело становления Полуночного марганцевого рудника и самого поселка.

 

Лицо немецкой национальности в те времена звучало как приговор. Имевших немецкую фамилию бойцов снимали с фронтов, отправляли в тыл, на Северный Урал, на марганцевый рудник. О многострадальном поселке Полуночное, выросшем в глухой тайге, о его незаслуженно обвиненных властью  жителях написано много, в том числе и в нашей газете. Но время неумолимо. Даже те, кто были депортированы на Урал 17-18-летними пареньками и девушками, сейчас имели бы возраст, приближающийся к столетию. Их поколение ушло почти совсем, но на ивдельской земле остались их потомки – дети репрессированных немцев. И если для насильственно привезенных сюда людей   уральская земля стала  недоброй мачехой, то для детей первопоселенцев она теперь – любимая родина. Как сложилась судьба тех, кого привезли в Ивдель или грудными детьми, или тех, кто  родился уже здесь? Рожденные в конце 40-х успели увидеть и колючую проволоку, и конвоиров, сопровождавших на работу их отцов, испытали неимоверные трудности быта, немыслимо плохие жилищные условия, вслед им кричали сверстники «Фашисты». Говорили  дома – на немецком языке, в школе – на русском. Это было другое детство, детство детей, чьи родители попали под репрессивный каток сталинской  власти. Трудности только закалили этих ребят, ведь перед глазами у них был пример спокойствия и мужества старшего поколения. Горе и унижение, пережитое отцами и матерями, удивительным образом трансформировалось у них в желание учиться, честно работать и достичь всего своими силами.   Стали они в большинстве своем успешными, образованными людьми, очень трудолюбивыми и культурными в традициях   любой немецкой семьи. Сегодня о своей семье Броцман расскажет первая участница нашего проекта, жительница поселка Полуночное, учитель более чем с сорокалетним стажем Наталия Яковлевна Штриккер.

 

Разговор Наталия начинает с такой фразы «Никогда, ни при каких обстоятельствах я не слышала от родителей порицания в адрес существующего строя. Нас воспитывали в доброте, уважении к людям. В семье существовал буквально культ учителя, на такой высоте в глазах моих родителей находились представители этой профессии».

Конечно же, разговор заходит о корнях, оставленных в Саратовской области. Интересна история любви прадедушки и прабабушки Натальи. Она – дочь в зажиточном семействе, он на это семейство батрачит. Молодые люди полюбили друг друга, но пожениться им не разрешили – семья невесты была против брака с бедняком. И тогда девушка ночью, тайком ушла к любимому. «Ничего ей не давать, пусть живет в нищете», – кричал разгневанный отец. А когда дочь приходила в гости, всегда спрашивал: «Ну и как тебе в нищете живется?». «Я самая счастливая на свете», – отвечала ему дочь. Она родила любимому человеку 11 детей. Ее Иоганн умрет в сибирской ссылке от туберкулеза.

Одной из дочерей в этой семье была Амалия. Приехав к бабушке в гости, она повстречала свою судьбу. Это бабушка познакомила ее с Яковом, сразу увидев в нем замечательного человека.

Амалия Ивановна и Яков Лаврентьевич Броцман. 1980 г.

Амалия Ивановна Блюм и Яков Лаврентьевич Броцман зарегистрировали брак в 1936 году. Жили дружно. Родился первенец – дочь Нина. В семью пришло первое горе: Нина умерла, пожив совсем немного. В этом же году родилась вторая дочь – Лиля. В 1940-м – сын Виктор.

Запись в трудовой книжке Якова Лаврентьевича от 30 сентября 1941 года гласит: «Уволен в связи с мобилизацией в трудармию». Супруги Броцман с сыном Витей и дочерью Лилей отправляются в ссылку в Омскую область. Никаких вещей с собой взять не разрешили, был оставлен и большой добротный дом. А уже в январе 1942 года Якова Лаврентьевича снова депортируют, теперь уже на Урал, в строящийся поселок Полуночное. Семью с собой взять не разрешают. В Омской ссылке случилось еще одно несчастье – заболела маленькая Лиля. Умерла она в 1947 году.

В 1946-м наконец-то трудармейцам разрешили воссоединиться с семьями. Амалия Ивановна приезжает с детьми к мужу. Живут в поселке, называемом 173 пикет. Живут в помещении стоящей там электростанции, в закутке за занавеской. Там и родилась вторая Лиля. Однажды в электростанции случился пожар. Маленькую Лилю вытащили из огня. Отца по тем временам могли обвинить во вредительстве, но обошлось. Погорельцам дали комнатку без окон. Потом перешли жить в барак – самое комфортное здание поселка.

В 1942 году погибает на фронте дядя Наталии Адам Иванович Шпади, родной брат матери. Воевал он под чужой фамилией. Это как-то устроил его командир, ценивший такого хорошего бойца. А иначе с фронта бы сняли и отправили в трудармию.

В 1951 году в семье Броцман родился сын Владимир, в 1957 – дочь Наталия.

С большой теплотой и любовью говорит Наталия о своих родителях. У папы за плечами национальная семилетка, мама немного умеет читать, писать не умеет совсем. Но по-русски говорила хорошо, пела песни на русском и даже на украинском языках. Боевая, задорная, за словом в карман не полезет. Любое дело у нее спорится: вкусно готовит, стряпает, на огороде – полный порядок. А папа – спокойный, уравновешенный, очень воспитанный, никто никогда не слышал от него грубого слова. Семья Броцман теперь живет уже в поселке Полуночное. Огород, хозяйство – корова, поросенок. Живут сытно, но скромно. Родители старались привить детям то, что считали для себя важным в этой жизни: любовь к близким, любовь к труду, любовь к своей новой родине. Такими запомнила Наталия Штриккер своих родителей, увы, уже ушедших из жизни.

Первым учителем в семье Броцман стала Лилия. Окончила Нижне-Тагильское педучилище, работала в Нижнем Тагиле, потом вернулась на Полуночное. В школе № 3 работала и пионервожатой, и организатором внеклассной работы, учительствовала, возглавляла много лет школьный коллектив. Директором была замечательным. Стала им в 29 лет, директорствовала 14 лет.  Ее труд был отмечен государственными наградами. Ей были присвоены звания «Отличник народного просвещения РСФСР», «Заслуженный учитель школы РСФСР». Лилия Яковлевна заочно окончила Уральский государственный университет (теперь – Федеральный университет), получив престижное во все времена образование – университетское.

Замуж Лилия Яковлевна вышла в родном поселке за Александра Венцеля – комсомольского работника, затем – председателя поселкового Совета. Трудовую биографию Александр закончил военным в учреждении Н-240, где служил замполитом. Много лет семья Венцель являлась в поселке примером счастливого супружества, была уважаема всеми жителями.

Лилия Яковлевна Венцель вела большую общественную работу, много раз избиралась депутатом поссовета, избиралась в  областной Совет, в 1988 году в числе делегации Свердловской области участвовала в работе  первого и единственного  съезда учителей. Сейчас она проживает в Германии, у нее трое взрослых детей, внуки. Такой дочерью супруги Броцман имели полное право гордиться, как, впрочем, и другими детьми.

Сыновья, старший и младший, выбрали себе профессию военных. Виктор Яковлевич начинал водителем в Ивдельском автопарке, заочно закончил лесотехнический институт, перешел на работу в учреждение Н-240, аттестовался, закончил службу в звании подполковника. После выхода на пенсию работал в администрации ивдельского городского округа, принимал активное участие в областной программе «Родники».

Виктор и Наталия – жених и невеста. 1977 г.

Владимир Яковлевич после службы в армии остался служить сверхсрочно в воинской части города Оренбурга.

В этом городе прошла большая часть его жизни. В 2012 году Владимир Яковлевич умер. В Оренбурге проживает его семья. У него сын и два внука.

Наталия Яковлевна – самая младшая в семье. И в детстве, и в юности особых тягот, связанных с репрессиями, она не ощущала. Родилась, когда жизнь семьи Броцман уже была налажена на новой родине трудолюбивыми родителями, старшими братьями и сестрой. В 1974 году окончила школу и поступила в свою школу на работу вожатой. Наталия – второй педагог в семье, пошла по стопам старшей сестры, поддержала высокий престиж профессии учителя, существовавший в семье. 10 лет проработала вожатой, как и Лилия Яковлевна, окончила заочно УрГУ, работала учителем. Ее педагогический стаж – 43 года. Имеет звание «Ветеран труда Свердловской области».

Здесь, в поселке Полуночное, нашла свое личное счастье. Семья Штриккер была крепкой и дружной, дети росли трудолюбивыми и добрыми. Мария Генриховна Динкелаккер и Давид Готтфридович Штриккер тоже оказались в поселке Полуночное не по своей воле, были в числе репрессированных. За их сына, Виктора, Наталия вышла замуж. Прекрасный человек, любящий муж и отец, Виктор рано ушел из жизни. Был он заядлым спортсменом, любил лес и рыбалку, работал на руководящих должностях в Полуночном рудоуправлении, избирался депутатом. Все свои увлечения смог привить и сыновьям. «Он Россию любил больше, чем русский», – говорит о Викторе Давидовиче Наталия.

В семье Штриккер сыновей двое. Старший, Евгений, живет в Екатеринбурге. Он выбрал себе возможно несколько неожиданный жизненный путь. Евгений – пастор лютеранской церкви. Это почетная служба для представителя немецкой национальности, как, впрочем, почетно быть и православным батюшкой. Младший сын, Роман, живет в Ивделе, работает в системе «Газпрома», у него большая дружная семья, детей – пятеро, в традициях немецких семей первого поколения, бывших, как правило, многодетными. Женат на внучке репрессированных немцев Поволжья.

Вот такие они, дети изгнанных с родных мест родителей, пустившие корни на уральской земле. Они не стали искать виноватых, таить в сердце злобу, а честно трудились на благо своей новой родины.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

19